Через пару недель начнется настоящая битва. Не нынешние смехуечки и показное игнорирование элементарных требований инстинкта самосохранения. Нет, когда начнутся неминуемые смерти, нехватка врачей, аппаратов искусственной вентиляции, койкомест, продуктов и всего другого, когда много семей потеряют своих родных, когда каждого на уровне двух-трех рукопожатий коснется корненожка бесстрастного и неумолимого микроорганизма, будет уже поздно рассуждать.

Будет истерика, паника, злость и в конце концов, принятие. Принятие того, что каждый из нас, по сути, такая же зловредная микробукашка на теле планеты. С большим самомнением. Но на самом деле, мы не знаем, какое самомнение у вирусов и бактерий. Может, среди них тоже есть кандидаты наук и лауреаты премий имени Пастера, оказавшегося таким же уязвимым, несмотря на страшнейший геноцид в истории, устроенный им гражданам микромира.

Поэтому лучше подвести некоторые итоги сейчас. Поскольку выходов у человечества немного — или сгореть в ядерном огне затеянной чмошными карликами войны, либо утонуть в водах мирового океана при столкновении с Луной, сбитой с орбиты равнодушным астероидом, либо быть погребенным под горами мусора, либо вот так, почить с миром на больничной койке, то происходящее не выглядит чем-то слишком уж ужасным.Закономерный исход.

И лично мое спокойствие перед лицом опасности является не продуктом обреченного фатализма. Просто я почти все уже закончил на этой планете. В последние пару лет я занимался совсем не тем, чем хотел. Да и вообще, всю жизнь занимался не тем, чем хотел. Жил жизнь другого человека, не смея открыть настоящего себя. Как бы чего не вышло.Поэтому не сделал почти ничего из того, что собирался.

Да и Шаи Хулуд с ним. В этом году призрак бедности вновь догнал меня. Он преследовал меня всю жизнь, то отдаляясь, то вновь настигая и открывая свою черную бездонную пасть. И вот у меня не хватило сил держать дистанцию. Все свои работы я закончил.Осталось поставить точку в текущей книге, но для этого нужно пара недель, как раз, пока не прискачет всадник на бледном коне. Не успел до конца разобрать все свои бумаги и творения, но, очевидно, это уже и не нужно никому. К сожалению, цельных произведений я после себя не оставлю на данный момент. Только долги. В свете всего вышесказанного, жалеть особенно не о чем, особенно в этом году. Надежд на то, что что-то хорошее станется с этой страной, нет. Надежд на будущую работу, которая позволит отодвинуть нищету за порог, тоже мало. Недавняя очередная дата забила еще один гвоздь прожитых лет в мое резюме, каким бы блестящим оно ни было. Надежд на то, что у меня вдруг появится смелость войти в зону комфорта и повернуть жизнь на другие рельсы, начав новый неожиданный проект, никогда не было. Поэтому нечего и начинать.

Жаль только семью и детей, которые недополучили того, что я мог дать. Но я и сам этого недополучил от враждебного мира. Я привык к одиночеству. Последние полгода я вообще почти не покидал дом, наблюдая за внешним миром из окна и живя лишь в виртуальной стране. Наверное стоит запастись парой десятков кислородных баллонов и я, как персонаж Уэллса, смогу пережить даже потерю атмосферы и нашествие марсиан. Но вот зачем мне это? Стать последним человеком на Земле — то еще удовольствие.

Поэтому страха нет. Всему свой час. И я его принимаю. А теперь — дискотека!