…В пятый раз тусклое солнце пробилось сквозь тучи. Небесный океан почти повторял земной – те же гигантские серые валы неслись по небу, разбрызгивая пену до земли. Или может, это брызги океанских волн беспрерывным потоком падали на головы воинов. Парус давно был сорван – еще два восхода назад. Ветер и волны играли кораблем и пока эта игра им не наскучила. День назад за борт был смыт Бриульф. Еще один доблестный воин разделил пир с Вотаном за миг до того как посветлело небо – огромная волна запустила свою пенную пятерню – и лишь обломок весла, выпущенного из рук пролетел над гребцами и исчез за бортом.

За столом Одина весло не понадобится . Арунг вновь и вновь всматривался вдаль, когда корабль взлетал на гребне водной горы, но не видел других кораблей. Может, они одни остались в живых.
Почти перед закатом шум океана изменился – новый звук напоминал грохот молота Тора в небесах – будто бил он молотом в твердь не переставая. Арунг знал этот звук. Он означал, что где-то водный горы бьются о твердь.

О землю.

Через какое-то время грохот услышали и гребцы, и воины. Их лица, изможденные борьбой с океаном, разгладились и посветлели. Кто-то даже запел. И хоть ветер уносил прочь слова песни, все поняли – битва почти выиграна. Но Арунг даже не улыбнулся в густую бороду, он знал, что главная битва близится вместе с грохотом волн.
И вдруг в свинцовом мареве впереди блеснула вспышка и тут же погасла, когда корабль бросило вниз, в очередную водную пропасть. Сердце Арунга глухо шевельнулось в груди – это костер. Значит кто-то уже достиг таинственного Нового берега.

Он закричал, но ветер унес его крик, как и песню. Через миг, вздыбившись в руках гребцов, сломались три весла по правому борту. Гребцов не удержали веревки, и они исчезли в сумраке. Пятерня волны забрала с собой еще шестерых. Арунг знал их имена. Он снова закричал, но ветер снова расплющил голос о водные стены. Арунг кричал изо всех сил, но только гром Торова молота наполнял все пространство между земным и небесным океанами…