Никто, из тех, кто поддерживал Калигулу, даже не заикнулся о своей неправоте, когда сжигали их дома ради расширения ипподрома для игр.
И даже через 400 лет, когда Рим был уже варварской столицей (хоть и довольно успешной), и Теодорих Великий расселял своих безродных диковатого вида приближенных в виллы рядом с домами знатных римлян, история родов которых велась от Помпеев или Юлиев, никто не сказал в отчаянии; «Это же наши предки сами просрали империю!»
Никому не было стыдно. 
Поэтому не надейтесь на самосознание плебса. Им никогда не будет стыдно.