Чума возьми семейства ваши оба!
Я ненавижу вас. Ваш совок, глупость и еще раз тупую совковую глупость, которая сочится из окружающего мира в каждой мелочи.
Как-то отправился я на плановый техосмотр, тем более, что двигатель уже четыре дня отчаянно о нем просил.
Придя в поликлинику, я совсем не удивился отсутствию таблицы соответствия адресов и участков и решил лишний раз потроллить бабушку за стеклышком регистратуры этим вопросом.
Вот интересно мне: неужели обезумевшие от постоянных вопросов тетки за 1000 грн. зарплаты в месяц не могут один раз и навсегда написать на ватмане FAQ с одной стороны окошка и крупно «Отъебитесь» со стрелкой на него с другой?

Я бы пожалел свои нервы. Но нет, по их понятиям нельзя. Как же они, с такой маленькой зарплатой, с такими мизерными пенсионными отчислениями и льготами, будут тратить на плакат для этих уродов СВОИ кровные деньги? А главврач не дает. Вот и нету плаката.

Зато по всей стене развешаны надписи «Доверяй ВСУ», «ВСУ хорошо относится к военнопленным».
Меня, конечно, подобные плакаты слегка успокоили, мало ли, вдруг попаду в плен, но пришлось лишний раз выйти и взглянуть на вывеску: туда ли я вообще пришел?
Оказалось, что таки да. Снова затроллив бабушку за стеклом, я три раза переспросил: действительно ли мой участковый принимает в «Кабинете инфекционных заболеваний»?
Получив утвердительный ответ от посиневшей от люти старушки, я отправился по указанному на направлении адресу.

Участковой оказалась милая девушка, которая не без участия выслушала мои жалобы на жизнь и окружающий мир и вроде бы даже прониклась ко мне симпатией. Может, я напомнил ей доброго пьяницу — друга ее отца? А может и самого отца?

Но, изучив задокументированное состояние моих комплектующих, она деловито выписала мне ворох направлений, чтобы задокументировать скрытые функции.
— А кстати, на руке у вас — шагомер? — спросила она, когда я уже собрался уходить.
— Да, — ответил я, — самый недорогой и прогрессивный на сегодняшний день. Xiaomi делают. Это качественная китайская компания, выпускает много хорошего по нормальной цене.
— А он и фазы сна измеряет? — оживилась медсестра.
— Да, а скоро и функцию велосипеда получит, — сказал я, — а следующая модификация будет и пульс считать. Обещают к 20 июля.
Я знаю про Xiaomi все. Потому что я — официальный копирайтер официального представителя. Поэтому все, что вы читали про Xiaomi по-украински, и больше половины по-русски — написал я.
— А где можно купить? — спросили девушки.
— Прямо у меня, — улыбнулся я заготовленной для таких случаев маркетологической улыбкой, — но только не большую партию, склад истощен, очень много заказов. Но для вас могу отложить парочку.
— Ой, как хорошо, оставьте телефончик, — защебетали жрицы Эскулапа, и вдобавок направили меня к кардиологу немедленно.

Спустившись в регистратуру, я вновь попал в капкан совкового ада. Рядом со списком узких специалистов было написано: «Прием только по записи».
Рядом с окошком регистратуры было написано: «Запись к узким специалистам только по конкретным дням недели для каждого специалиста». А рядом еще: «Запись к кардиологу только по средам с 8.00. К остальным специалистам — в порядке живой очереди без записи».

Я ожидал, что во мне проснется Шерлок, и немедленно решит этот квест, но старый кокаинист крепко храпел, поэтому я снова направился к бабушкиному окну. Увидев меня, она изменилась в лице и укатилась перебирать карточки, а вместо нее выглянула более привлекательная сестра.
— К кардиологу записываться у кардиолога, — ответила она.
Преодолев еще четыре этажа пешочком, я расположился около двери кардиолога, надеясь, что очень скоро мои вопросы найдут ответы, и я наконец-то смогу снова порхать по летним дорожкам парка, без сомнений наслаждаться горьковато-дымчатыми нотками тернопольского пива.

И, может, даже в вопросах плотской любви наступит новая фаза.
Дверь приоткрылась, и за ней я увидел старого дедугана в белом халате и множество дипломов на стене за ним, свидетельствующих о том, что он доктор наук, профессор медуниверситета и сертифицированный борец с гипертонией.
«У меня же уже гипертония, правда? — подумал я, — значит именно тот специалист».

А тут и подоспело, накатило.
Дискотека в груди раскрутилась уже до диско-хауса, знакомый кипяточек потек за воротник.
«Вот, у дедушки сейчас будет явный пример гипертонического приступа, — подумал я, тщетно ища в рюкзаке таблетки, — главное, дожить до приема».
Наконец-то вожделенная дверь открылась, и дедушка недобро посматривая на меня, указал мне на стул.
— Меня направила к вам терапевт, — сказал я.
Но хищные крючковатые пальцы дедули сперва полезли в карточку, он точно знал, что искать.
— У вас не заплачено за обслуживание в нашей поликлинике за этот год, — проскрипел врач.
— Мало того, что гражданин Украины, — начал я, постепенно увеличивая диско-хауз до 130 ударов, — я прописан в этом городе. С какой стати я должен платить поликлинике другого района, если в это время не обслуживаюсь в своем? Может мне заплатить в бюджет города или Минздрава?
— Это благотворительный взнос, — поджал губы профессор.
— Тогда я не буду заниматься благотворительностью, — сказал я.

Старик что-то промычал и внимательно глядя на меня, содрогающегося от внутренних ударов расшалившейся мышцы, сказал:
— Я запишу вас на вторник. До свиданья. И взнос внесите, без него мне не о чем будет с вами разговаривать.
Мне, если честно, мне вдруг очень захотелось взять и резко так умереть прямо у него в кабинете. В момент дописывания заявления в прокуратуру о вымогательстве и неоказании помощи.
И чтобы этого, сука, сраного профессора, который написал какую-то хуйню в своей диссертации и теперь всем ее прописывает, независимо от необходимости и результата, вывели тут же в коридор и расстреляли нахуй перед охуевшими пациентами.
А тушку вывесили перед поликлиникой с надписью «Саботажник».

Я так разозлился, что мотор аж приостановился. А потом деловито застучал привычные 80.
Я приду во вторник, профессор.
С ножами.
С паяльной лампой.
С бензопилой.
Мы поговорим о гипертонии…