Запоздало закончил я третий сезон «Карточного домика», и даже утвердился в мысли, что стоило сделать этот третий сезон, а не логично закончить финалом второго.

Стоило, чтобы показать апофеоз Женщины. Женской подлости, женской глупости, женской ненасытности.  И ангельское мужское терпение при этом.

Этот сериал вполне мог бы стать радиоспектаклем. В нем минимум движения и максимум слов. Хорошо сложенных слов, спасибо Бо Уиллимону (пусть он получит свою Эмми в конце концов).
Но ради Кевина Спейси этот спектакль достоин экранизации. Хотя, и у Спейси нет той арки персонажа, которой можно было ожидать от актера такого уровня, хоть он уже прибавил за эту роль два «Золотых глобуса» к двум «Оскарам».

И в этом вина, в первую очередь, режиссеров.

Учитывая статичность сериала, мне непонятен выбор в режиссеры таких фигур, как Дэвид Финчер, Джоэл Шумахер, Агнешка Холланд или даже Джоди Фостер. Это выглядит со стороны Netflix как стрельба из «Градов» по колорадским жукам. В общем, цель, конечно, достигнута, но вполне хватило бы одного Джеймса Фоули и затраты уменьшились бы вдесятеро. Но, у студии есть деньги, она покупает знаменитостей. Расклад понятен.

Что же касается сюжета, наверное, для американцев он почти идеален. В нем присутствует и критика Системы, и идеализация власти. В нем ради упрямого педераста Первая леди идет на развязывание едва ли не ядерной войны, а женщины требуют равенства, на каждом шагу показывая свою, мягко говоря, некомпетентность.

Однако, в наших краях сериал этот смотрится совсем по-другому. Были в 90-е годы сценарии и покруче. И «Крот», и «Олигарх», и (только не смейтесь) «Бандитский Петербург». В отличие от «Карточного домика», сериалы эти были отвратительно сняты, в них играли плохие актеры и руководили ими плохие режиссеры, но истории там были под стать книгам английского первоисточника и труду Бо Уиллимона.

И акценты были проставлены гораздо точнее для пост-советского зрителя.

Например, все старания показать Фрэнка Андервуда (хорошая аллюзия на Фрэнка Каупервуда из драйзеровской «Трилогии желания») чудовищем, беспринципным карьеристом, жестоко обращающимся с женой и к тому же, (о ужас!) скрытым гомофобом, нам этот персонаж симпатичен.

Не из-за харизмы Кевина Спейси. А из-за того, что он решителен и последователен. Он лидер, готовый идти до конца, без сантиментов и ложных принципов. Машина для выживания.
Это нам нравится. Супер-чиновники всегда вызывали у рабов почти животный восторг.

И он еще отлично обращается со своей глупой женой! После таких боков, что она ему напорола три раза, поставив личное над интересами даже не своей семьи, а страны и даже мира, наш человек уже убил бы ее. В землю закопал и надпись написал.

Впрочем, Андервуд, как видим, может убивать и за куда меньшие прегрешения женского пола.

Однако, сценаристы не дают ему расправиться с Клэр, очевидно, для того, чтобы в четвертом сезоне сделать всю зрительскую аудиторию женоненавистниками.
«Карточный домик» полон замечательных аллюзий, он очень актуален, и даже не из-за присутствия «Pussy Riot».

Просто в нем показано, как в высших эшелонах власти в Америке прорываются животные инстинкты, от которых они уже избавились полторы сотни лет назад. А наша действительность – сплошной разгул животных при власти.

И мы, выглядывая на мир из своего окна Овертона, многое из увиденного в сериале принимаем вполне естественным.

Все же он не скучен даже для семейного просмотра. Вызывает много мыслей, параллелей, открытий, и вселяет надежду, что через пару сотен лет и в нашей стране наступит подобное. Хотя, радоваться этому глупо, ибо ничего хорошего нет и за океаном.

Новый сезон «Карточного домика» не за горами, и будет ли он последним – покажут результаты выборов 2016 года. И на экране, и в реальности.