В этот вечер я не хотел никуда идти.

Даже собирался вызвать такси и отправиться домой, к семье и коту смотреть «Галактику» пятилетней давности. Но такси ответило мне свое обычное «В вашем районе нет машин», и пришлось мне, натянув капюшон, выйти в морозный вечер. И лишь захлопнулась за мной дверь парадного, я оказался захвачен очарованием окружающего мира.

Тихо падал снег, укрывая замерзшие деревья, прохожие бесшумно как тени, перемещались по залитой желтым светом улице, машины, шурша шинами по снегу, сбавляли скорость перед спуском. Лениво подмигивал желтым глазом заснеженный светофор.

«Ato sukoshi, sukoshi…» — мелодично гнусавил в наушниках Футоши. Еще немного, немного времени – и наступит новый год. Но ни яркие гирлянды, ни испещренные цифрами рождественских скидок витрины не приносили радости ожидания праздника в мою душу.

Я больше думал о предновогодних авралах, о взявших меня в плен странных внутренних болях, которые еще не тревожат, но уже порой заставляют сердце сжиматься от предчувствий. И вот этот тихий, как в старых фильмах, снег, закружил мои мысли, а ноги заставил просто идти. Без цели, без усталости.

Неожиданно, сверкая огнями, как космический корабль, подкатил почти пустой автобус и открыл двери, приглашая в свое теплое брюхо. Я сел и начал путешествие по заснеженному городу.
Небоскребы, теряясь головами в снегу, проплывали мимо, как гигантские свечи, освещая небо. Старый город вдруг показал мне улочки, по которым я так хотел пройтись, но в свое время не заметил их, утопавших в листве. Голый и пустой парк, в котором заблудилась одинокая парочка, пронесся за окном, будто я уже выехал за город и вокруг вырос лес.
Но вот снова колеса задребезжали на брусчатке и я выехал в яркий центр, где около ратуши уже ставили елку, а студенты, сбившись в стайки, подпрыгивали, пытаясь преодолеть морозное дыхание декабря.

Автобус остановился, все вышли. Собирался выйти и я. Но водитель показал мне из-за стеклянной своей загородки, что тут же собирается ехать на второй круг.

И я остался.

И снова за окном двигались зимние лубки, с домами, парками, небоскребами и смеющимися людьми, уже ощущающими близость праздника.

А я все сидел. Мне было спокойно.

Да, Футоши, еще немного, совсем немного…