…День кануна Купальского выдался чудесным. После обеда даже ветер присмирел – не шумел в тополиных кронах, не писал ивовыми ветками по воде гоголевского става записки русалкам. Да и сами русалки еще спали в темных глубинах омута, готовились к всенощному бдению. Беспокойно в своей домовине ворочался и сам Басаврюк.

А в это время к небольшому селу Гоголево, что совсем рядом с Диканькой, знаменитому тем, что в нем проживал род Гоголей-Яневских, а гениальный отпрыск этого рода  не раз описывал его в своих повестях, собирались люди. На зеленом берегу ставка уже стояла сцена, рождавшая в недрах своих звуки, от которых даже Басаврюку не спалось, что уж говорить о русалках!

В гаю рядом добрые люди устроили ярмарку, где каждый мог и на других посмотреть, и себя показать. Картины, вышивка, керамика, резное дерево – все творения рук человеческих. Одна другой краше вещь – были бы деньги. А если не по карману вышиваночка, то утешиться можно было на пасеке у Рудого Панька, которая расположилась тут же, на берегу ставка (по правде сказать, какой мед с камышей?). Кроме меда и заветная бутылочка припасена была на пасеке. И не одна, надо сказать. Как положено, ведь где бутылочка, там и почитатели ее содержимого, сидели рядом и два дидуся. Истории рассказывали, песни пели, на бандуре играли и в дудку дудели. А неподалеку дивчины песни пели. Заслушаешься – не какая-нибудь показуха, аутентичное, можно сказать, искусство.

Правда, когда-никогда и черти пробегали. И леший свою личину мерзкую казал из леса. И ведьмы со своими метлами шмыгали постоянно. И казаки туда-сюда важно так ходили – не иначе на пасеку за бутылочкой. Люди добрые поначалу чуть креститься не начали, а потом поняли – ряженые. К празднику готовятся.

А как солнце пошло за деревьями прятаться, начальство приехало. И областное, и районное. Обещался сам Николай Томенко приехать, но какая-то там коалиция у них поломалась – не смог доехать наверное. А еще одни организаторы – «Территория А» во главе с Александром Бригинцом  в сопровождении Анжелики Рудницкой. Стало начальство речи говорить, как всегда, больше о себе, а не о Золотом Небесном Колесе, которое лето к зиме поворачивает. Хотя, что Колесо – ему никакое начальство не указ. Только мало кто помнит об этом. Совсем одичали люди в городах своих.

А тут и Николай Васильевич Гоголь пожаловал. На лодке через став переплыл от дома своего. Дом-то мог совсем пропасть. Но добрые люди нашли возможности восстановить музей и сейчас в десяти комнатах его почти все, как было при Гоголе. Даже вещи его сохранились. Прибыв на ярмарку, не стал долгие речи разводить – не пристало писателям время на разговоры тратить. Пошел в люди.

Тотчас и грянула сцена своими киловаттами – начались Купальские игрища на гоголевской земле, имеющие название «Етноліто». Уже в девятнадцатый раз в Гоголево проходит этот фестиваль. Поначалу на плечах энтузиастов и добрых людей, а ныне с всеукраинским размахом, фестиваль собирает на свою сцену украинскую альтернативную музыку и аутентичную культуру. Обидно, конечно, что национальная культура оказывается альтернативной в стране, где только и слышно о «возрождении духовности и национального самосознания». Возрождать ничего не надо – надо не затоптать и не заговорить до смерти. Не об этом, впрочем, речь. Даже весть о смерти старой коалиции и рождении новой была воспринята всеми как нашептывания упырские и извергнута из организма вместе с прочими шлаками. Потому что на берегах тихого става  царствовала настоящая Купальская ночь, то есть, Любовь, Музыка и Радость. Политики лишены способности к этим понятиям. Поэтому забудем о них.

Заиграла «Кобза». Ей уже так много лет, что никто не помнит, «как все начиналось». У каждого народа есть свои «Песняры». «Кобза» — это наши. Сказать, что пели уважаемые корифеи хорошо и плотно – издать пустой звук. Настоящим ценителям хорошей украинской песни это известно и так. Изменения в составе пошли им на пользу, по крайней мере, свежести было ветеранам не занимать. Как и «Гайдамакам», которые вихрем ворвались на сцену. Украинские молдавские, гуцульские, венгерские наигрыши поднимали на ноги даже тех, кто изрядно хлебнул волшебной жидкости из классического бутыля с марлевым чопом. После «Гайдамаков» — Анжелика Рудницкая. Звезда «Территории А» представляла свой французский альбом. Нужно отметить, что довольно неплохо вписались песни на французском языке в общую атмосферу. Ведь недалеко, в Диканьке, стоит на дороге Триумфальная арка в честь победы над Наполеоном. Так что связь некая присутствует. Жаль, по-шведски никто не пел. Здесь еще прозрачнее ассоциации. А вот и «Мандри» вышли на сцену. Украинский неоромантизм почти в чистом виде. Но на Купала и «Мандри» заразились общим весельем и отожгли по полной.

…Но вот раздался страшный вой над  лесом. Налетел ветер, поморщил зеркало, на которое дивчины веночки свои опустить хотели. Страшный это был звук, то ли выпь кричит, то ли черные крылья нежити в небе свистят. И набежала нечисть, визжит, кричит. И пошло мракобесие Купальское. На сцене – Оркестр Янки Козырь. На часах полночь. В небе – отсветы костров на набежавших вдруг тучах. Жуть, да и только. Но, отогнали нечисть, зажгли костры. Никого не отдали из круга, никому Басаврюк не повязал хусточки, кольца на палец не надел. А то худо было бы. “На другую же ночь и тащится в гости какой-нибудь приятель из болота, с рогами на голове, и давай душить за шею, когда на шее монисто, кусать за палец, когда на нем перстень, или тянуть за косу, когда вплетена в нее лента” – писал Николай Васильевич. И помнят его слова на хуторе близ Диканьки. Через костры прыгают, чтобы бесу хвост опалить, коли вдруг увяжется следом. Хороводы водят, за руки взявшись, чтобы никто чужой промеж своих не попал.  Колесо огненное в воду пускают, потому что и Небесное Колесо поворот свой совершает в эту ночь. И, конечно, ищут заветный цветок папоротника. Который расцветает лишь на мгновенье. И лишь один в лесу. Потому и счастье тому, кто найдет его. А кто не найдет – ну, не в одиночку же в такую ночь по лесу парубки бродят! Счастье – оно всегда рядом, только оглянись вокруг. В этом и смысл купальских обрядов.

На сцене – «От винта!». Задорные парни, одни из родоначальников украинского рокабилли. Так и назвали этот стиль – «украбілі». Не все американское плохо приживается на нашей земле. Вот, жук, например… А если о музыке, то рокабилли придумали давным-давно американские землепашцы и хлеборобы, а уж они от наших мало чем отличаются, как и вообще, все нормальные люди. Поэтому заводная музыка с украинской гармонией и смешными словами нравится почти всем. Порадовали «От винта!», развеселили, растормошили всех, кого испугала Янка Козирь.

А вот и наши герои появились на сцене. Как это становится традицией, фольклорные фестивали завершает запорожская группа «Хорта», «былинные рок-хопперы», как написали о них авторы фестивального буклета. У «Хорты» налицо изменения в составе – новый скрипач, отсутствие барабанщика и Юрия Юрченко. Оказывается, с двумя последними все в порядке, а со скрипкой действительно не сессионный музыкант, а новый штатный скрипач. Недавно «Хорта» выпустила свой первый альбом – «Пісні Острова Волі». Что интересно, в городе близ «Острова Волі» это оказалось неинтересным всезнайкам-журналистам. А на «Етноліті» альбом продавался и пользовался успехом. Правда, живое выступление «Хорты» — всегда лучше. Тем более, что в альбом не вошло столько песен!

…Распуганные поздним фейерверком черные ночные птицы разлетелись, как дурные сны. Погасли свечи, веночки прибило к берегу. Заблестели утренним золотом облака. Солнце повернуло на зиму. Пора собирать урожай. Николаю Васильевичу Гоголю через три года исполняется 200 лет. И я даже не сомневаюсь, где проведу Купальскую ночь 2009 года…