— Вперед, к новой земле! – вскричал могучий воин Атанарих.

— Вперед во имя Одина! – громом отозвалось огромное войско,  и гром этот на минуту покрыл гул пожарищ, в которых сгорали дома и отчаянные крики забиваемого скота, которому не было места в великом походе.

Пути назад не было. Неисчислимый народ шел сквозь туманные мрачные среднеевропейские леса, через каменистые земли Фракии, к далеким скифским владениям. Ибо издревле была у народа легенда о заветной стране, где нет холода и туманных болот, где на бескрайних пастбищах ходят тучные стада, где земля приносит два урожая за лето, где великий народ наконец-то обретет счастье. И они нашли такую страну. За могучей рекой начинались безграничные степи, тянувшиеся до самого моря. Некогда непобедимые скифы не смогли сдержать напор нового племени и предпочли уничтожению худой мир. А новый народ, принесший с далекой северной родины новые для этих степей обычаи и знания, стал деловито обживать свою новую страну, искренне веря в то, что пророчество сбылось.

***

Степь, обрывающаяся глиняной стеной в мутные воды Каховки, встретила нас неприветливо – северный ветер пронизывал до костей и едва ли не сбивал с ног. Но обратной дороги не было – транспорт, выгрузив людей и снаряжение, уже давно уехал в город. Поэтому, после устройства лагеря, археологи вышли на разведку. О том, что совсем недалеко от Запорожья можно найти богатую почву для размышлений об этнической принадлежности наших предков, мне рассказал руководитель Новой археологической школы Олег Тубольцев еще ранней ненастной весной. Заинтересовавшись этим вопросом и порывшись в книжках, я действительно обнаружил, что сравнительно недавно – каких-то две тысячи лет назад на нашей земле жили готы – чужое для местного этноса племя, впоследствии получившее название германцев и ставшее истоком северно-европейских народов. Сама идея о том, что в жилах наших предков была немалая часть германской крови, показалась заманчивой и даже объясняющей некоторые «национальные особенности».  И поэтому в начале мая я с радостью поехал в археологическую разведку на месте исторического памятника Портмашево.

***

Каховское водохранилище хранит на своем мелком заиленном дне огромное множество бесценных свидетельств прошлого – начиная от эпохи динозавров, и заканчивая настоящей Запорожской Сечью. Но этой мутной луже этого мало – каждый год Каховка съедает метры берега – прекрасного чернозема, сотни деревьев и сони предметов, принадлежавших когда-то тем, кто жил на благодатной земле Великого луга, превращенного прихотью партийных перестройщиков природы в грязевую яму. Глядя со стороны воды на обрыв, опытный охотник за древностями легко определит, скрывает ли что-то земная твердь. Именно такой осмотр немедленно дал результаты. Научные сотрудники областной инспекции по охране памятников Андрей Антонов и Геннадий Ушаков, опытнейшие археологи, пройдясь по берегу, вернулись воодушевленными: есть, что покопать.

***

В 3 веке готы объединились под знаменами своего короля Германриха и стали самым могущественным народом на огромной территории от Дуная до Дона. Жили они неприхотливо – выкапывали себе землянки с очагом в углу, покрывали яму-жилище крышей и засыпали землей. Получались почти что хоббитские поселения. Во многом готы походили на эту толкиенскую расу – любили порядок, занимались земледелием, скотоводством, охотились и ловили рыбу. Судя по находкам в их селениях, они вели активную торговлю с соседними народами, занимались ремесленничеством – образцы посуды, украшений и домашней утвари вполне достойно выглядят и сейчас. Характер у готов был, однако, совсем не хоббитский. Под командованием Германриха они держали в повиновении соседей вплоть до прихода гуннов в 4-м веке. А западные их одноплеменники держали в страхе Рим, и даже завоевали Вечный город в 409 году, впоследствии расправившись и с Атилловым войском.

***

Погода не улучшалась – История нехотя открывала свои тайны. Небо грозило дождем, ветер не прекращался. Но работа не останавливалась. Первой воспитанники Новой археологической школы раскопали хозяйственную яму (обычный древний мусорник или склад – настоящая удача для археолога). Начало было многообещающим – на глубине полутора метров лопаты наткнулись на скопище костей. После аккуратной вычистки они сложились в скелет собаки. Однако, в яме под костяком почти ничего не оказалось. Что сторожила две тысячи лет готская собака, мы так и не узнали. В это время Андрей и Геннадий нашли в соседней рощице захоронение. Готы, как правило, сжигали своих покойников, однако в виду распространения христианства, стали хоронить по принятому и у нас обычаю. Древняя могила была готова свалиться в Каховку, подмытая безжалостными волнами. В ней нашелся совершенно целый горшочек для напутственной пищи – обычно каши, масла или меда. Мы до сих пор ставим рюмку и кладем пищу на могилу. Справедливости ради нужно отметить, что такая традиция встречается на Запорожье  в захоронениях даже 5-тысячелетней давности.

***

Еще день помахали лопатами – и вот удача! Пройдя слой чернозема, мы обнаружили на глиняном «полу» четкое очертание большой ямы – жилища. Еще метр в глубину – и началось. Пошел культурный слой, да так плотно, что пришлось отложить лопаты и взяться за другие инструменты – ножи и кисти. В жилище оказалось неубрано – в углу валялись груды костей, принадлежащих козе или овце (а может, животное было в доме, когда обвалилась крыша?), под стенкой и вокруг очага – битая посуда, в том числе и черепки греческой амфоры. В том же углу во множестве лежали странные керамические предметы, которые после некоторых раздумий были квалифицированы Геннадием Ушаковым как грузила для рыболовной сети. От самой сети, естественно, не осталось и воспоминания. На полу была найдена бусинка из мутного стекла (прозрачное изобрели примерно через тысячу лет) с аккуратной дырочкой, недалеко от жилища нашлось пряслице, так же аккуратно сделанное. В прежние годы в Портмашево находили византийские монеты. Нам в этом отношении не повезло. Зато на полу жилища нашелся некий металлический инструмент, напоминающий крючок – то ли рыболовный, то ли хозяйственный. Около предполагаемого входа обнаружилась челюсть лошади – напоминание о скифах. У большинства из нас над дверями висит подкова – такая вот стойкая языческая традиция.

***

Собственно, расчисткой и фотографированием жилища наша маленькая экспедиция и завершилась. Собранные находки лежали у палатки в ожидании отъезда и перемещения в музейную тишь. Но Каховка просто так не отпустила нас. В последний вечер налетел ужасный шквал, ветер свистел в ветках деревьев, над Лысой горой беспрестанно сверкали зарницы. Юным археологам так и не удалось посидеть у костра допоздна, как положено на прощанье. А мы, поглядывая в разъяренное небо, невольно задумывались: а как здесь было тогда, две тысячи лет назад?

***

Все проходит. Великое готское войско, закаленное в боях, неустрашимое и неудержимое, не смогло остановить «Бич Божий». Атилла вел свой народ на Рим, разрушая, сжигая , убивая.  Страшась лютой доли, готский народ бросал свои жилища, уходил из заветной страны, в которой так долго прожил. Часть готов ушла в Крым, там туристам показывают Мангупские пещеры, как жилища германцев. Часть вернулась в Европу, остальные постепенно растворились в волне нового племени, пришедшего им на смену – славян.