Журналисты телеканала провоцируют социально опасные ситуации

Журналист – это когда-то звучало гордо. В новом веке в Украине гордость за журналистскую профессию испытывают лишь маргиналы и истинные фанаты этой работы.

Уровень украинской журналистики не взлетает благодаря самим журналистам. Точнее – мнящим себя таковыми мальчикам и девочкам с подзаборным образованием и колхозным мышлением. Имя им легион. Они везде. И из-за их неграмотных, бездарных, и просто глупых испражнений в эфиры, на газетные полосы, в Интернет, почти не стало слышно истинного голоса глашатаев правды.

Они – труженики нивы желтых новостей. Копро-журналисты. Понятия журналистской этики им не чужды – они о них просто не знают. Эта армия вечно голодных тусовщиков, стремящихся как можно круче нагадить в головы своих читателей и зрителей для подержания своего минутного, рейтинга. В силу своей необразованности и внутренней пустоты, они меняются как патроны в барабане револьвера, поэтому никто и не помнит их имен и лиц – только действия. Действия ограниченного копро-журналиста; набросить на вентилятор – пусть летит.

Это они могут запросто перепутать Валерия Ч. с Юрием Г. и сказать ему об этом в лицо. Это они бросают перчатки в лицо всемирно известного боксера. Это они с маниакальной настойчивостью лезут в трусы к  известнейшему режиссеру. Это они не пропускают ни одной вечеринки и провоцируют посетителей неприличными вопросами. И тешат свой комплекс неполноценности, мечтая о славе. Об ореоле мученика за идею. Боевого корреспондента. Гения, избитого за правду.

И уж если случается нечто подобное, хоть какая-то зацепочка – сразу начинается вселенская      истерика со словами о «свободе слова», о «преследовании инакомыслящих», о «неприкосновенности журналиста».

Недавняя история в клубе с участием журналистки телеканала Т. Т. и представителем артиста А. К. – прямое тому подтверждение.

Напомним, журналистка сама попросила об этом интервью и сама определила его формат и содержание. И даже, когда она, увлекшись, или специально, в ходе интервью, вышла за рамки этого формата – ее никто не прервал; хотите свободы слова – вот, ешьте до отвала. Но журналистке хотелось не этого. Ей нужен был скандал.  И она его устроила.

Вспомним о журналистской этике. Ведь там есть слова о праве респондента на личную жизнь, есть критика «излишней сенсационности». Есть и такие постулаты: Нельзя получать информацию обманным путем. Нельзя нарушать соглашения с источниками информации. Нельзя использовать свое положение как преимущество перед другими. Нельзя искажать истину ради получения выгоды. Журналист должен исправлять свои ошибки.

К этому можно добавить и сомнительную ценность «жареных фактов» для потребителей – зрителей и читателей. Так ли нужны ли они им на самом деле, чтобы для их добычи устраивать потасовки? Насколько нравственно потакать низменным инстинктам людей, воспитывать и пропагандировать аморальные ценности?

Но, как видите, для Т. и ей подобных, все это ничего не значит. И это должно было стать знаком для тех, кто предоставляет работу сомнительным профессионалам.

Однако, менеджмент телеканала взялся за неблагодарное дело защиты чести мундира. Занялся клеветой (видео с камер наблюдения клуба это исчерпывающе доказывает), привлек к делу Генпрокуратуру (отвлекая ее работников от, несомненно, более важных для страны расследований), шельмованием работников шоу-бизнеса (не задумываясь о том, что из этого колодца придется пить) и прочими бесполезными и вызывающими отвращение делами.

При всем уважении к профессии журналиста, и даже учитывая общую обстановку со свободой слова в новом веке, в этой ситуации остается посочувствовать господину К., просто хорошо выполнявшему свою работу и павшему жертвой спланированной или просто глупой провокации.

В чем же цель этой провокации, спросите вы? Это ясно как день. Либо профессиональная – на скандале поднять падающий рейтинг, либо личная у начинающей журналистки – жажда минутной славы. Не зря же на следующий день после инцидента Татьяна разместила на своей стене в социальной сети пост, где откровенно радовалась свалившейся на нее славе. Добытой, увы, не блестящим журналистским расследованием, сногсшибательным репортажем или глубочайшей аналитикой, а обычной глупой бытовухой.  О какой журналистской этике мы говорим?